© Виктория Дим

Путешественник, журналист, ресторанный критик и фуд-фотограф. 

Сама в шоке от многогранности талантов.  

Помните об авторском праве на фотографии и тексты.

  • Black Facebook Icon
  • Black Instagram Icon

Simple Expo. Шампанское по утрам

May 31, 2019

Вина было много. Оно заполняло бокалы. Не лилось через край, а маленькими порциями капало на дно. Три глотка — бежим дальше. Более 10000 открытых бутылок, общей стоимостью выше 1 млн евро, 20 000 бокалов, 70 мастер-классов, 120 производителей. И всего 2 дня. Одним словом — масштаб. 

 

 

За неделю до Simple Expo нам прислали расписание мастер-классов. Они шли в пять потоков. «Выбирайте» — сказали они. Слышали когда-нибудь про «дубайские трагедии»? Например, яхта слишком ослепительно блестит на солнце. Или шейху надоели все модели Плейбоя. Или устал от белой Бургундии (пойду пить на обед белую Испанию из коллекцию королевской семьи). На ужин не смог определиться между Супертосканой за последние 50 лет и портвейнами 60-х гг., остался дома. Примерно выглядел наша программа. Там тебе Gravner, здесь О-Брион. Выбор был слишком шикарным! 

 

 

Рекольтанта из Шампани узнать очень просто: на рубашке у него россыпь взрывающихся бутылок и бокалов флюте. Это слегка эксцентричный Эрик Родез из Амбонне в Монтань де Реймс, убежденный и сертифицированный биодинамист. История шампанского в его семье началась с 1757 года. Эрик винодел уже в восьмом поколении! Делает 50000 бутылок в год. Запоминающийся дизайн Эрик разрабатывал сам: горлышки будто повторяют рисунок сжатой бумаги. В розе от Эрика Rose Brut Ambonnay Grand Cru, Eric Rodez максимум чувственности. Гладкости от бочки ему тоже не занимать. Романтичное утро с горячими круассанами, клубникой, хорошим кофе и миллионами пузырьков. Другое дело Eric Rodez Dosage Zero — сложная комплексная смесь всей домашней аптеки, белых персиков и сливочного крема. Cuvee de Grands Vintages из чемодана — ассамбляж лучших винтажей с 2004 года, розлив был в 2011. Там и хрустящие чипсы с сыром, и масло с грибами на жжённых тостах. От его великолепия сводит скулы. 

 

 

Сосед Эрика — Pierre Gimonnet & Fils. С его шампанскими каждый раз, как первый. Первый цвет, первый соленый ветерок в бокале Cuis Premier Cru. Пьер — мастер шардоне. Тонконого и изящного, летящего. Он даже розе пытается маскировать под блан. Пино Нуар добавляет скорее для цвета.  Rose de Blancs Premier Cru, Pierre Gimonnet & Fils радует картинами зеленого луга, жасмином, цветками лимона. Может все и познается в сравнении, но Жимонэ — несравненный. Личный мой номер один из Шампани на Simple Expo.

 

 

На другой день откупорили старые миллезимные шампанские Louis Roederer. Их выпускают только в годы лучших урожаев. С 1999 года Louis Roederer экспериментировали с биодинамикой. Они разделили виноградники на три части: на одном участке продолжали работать индустриально, на другом — органически, третий возделывали по принципам биодинамики. Через 5 лет окончательно убедились, что именно биодинамический подход дает лучшие плоды. Тем не менее, для базовых брютов они закупают виноград с соседних участков. И только миллезимные шампанские делают из собственного. Шампанское от Louis Roederer, как аристократичная дама в широкополой шляпе и, непременно, перчатках, сияющая брюликами, жемчугами. Окруженная белыми цветами. Она оставляет после себя только легкую горчинку лимонного альбедо и соленость холодных устриц. И она сохраняется даже в бутылке 1993! 26 лет в бутылке, а только появляется багет. Чтобы дополнить устрицы. 

 

 

Тему шампанского раскрыли. Последний день кто-то завершал с новыми шаманами Шампани, обсуждая харизму терруаров и их обладателей. А кто-то люксанул на вертикальной дегустации Cristal. 

 

Продолжение о новых винных звездах Луары...

Срочно сохранить
Please reload

АКТУАЛЬНОЕ ЧТИВО

Please reload

ТЕМЫ

Please reload

СМЫСЛЫ

Please reload