© Виктория Дим

Путешественник, журналист, ресторанный критик и фуд-фотограф. 

Сама в шоке от многогранности талантов.  

Помните об авторском праве на фотографии и тексты.

  • Black Facebook Icon
  • Black Instagram Icon

Simple Expo. Волшебная Луара

June 1, 2019

Луара на Simple Expo была волшебной! Сомелье Дмитрий Волога выступил с Жаки Бло. Винодел с внешностью Марка Твена и талантливый рассказчик Волога. Звезды сошлись. 

 

 

История виноделия Луары началась типично для многих регионов Франции. Римские легионеры, бряцая копьями и щитами, несли амфоры с вином. Таскать их с собой повсюду было не очень-то удобно, да и бесперебойные поставки из Рима на галльской территории организовать проблематично. Солдаты развлекались тем, что высаживали виноградники. Это была распространенная практика в римских войсках. Полководцы занимали воинов житейскими делами между битвами, дабы те не скучали и не устраивали беспорядки, и не поддавались моральному разложению. Виноделие Луары началось с Нанта, восточные регионы развивались уже позднее благодаря монахам. 

 

 

Луарский культ. Шенены. 

 

1. Triple Zero от Jacky Blot. Игристое, обернутое в черный бархат — такую этикетку вы точно запомните. Жаки и есть человек с бородой и взглядом Марка Твена. Он делает один из самых удивительных Шененов Луары. Жаки придумал Triple Zero, потому что хотел сделать игристое вино максимально натуральным, не добавляя сахара. На всех стадиях производства шампанского допускается добавление сахара: во-первых, шаптализация для начала ферментации, во-вторых, тиражный ликер, в-третьих, дозажный ликер. Ничего этого в Triple Zero нет! Тройной ноль, никакого сахара на всех этапах. Только спонтанная ферментация на диких дрожжах Шенена, взращенного на биодинамических виноградниках. И мастерство винодела. Натуральное под присмотром. 

 

2. Domaine de Bellevue Gaïa 2017 оказался между мёдом и галькой.

Последние несколько десятилетий зона устья Луары воспринималась как завод для производства безликого Мюскаде Севр Э Мэн, которым удобно запивать устрицы. Некая вариация на тему Пино Гриджио, но с атлантическим характером. Такие места сейчас часто оказываются под прицелом винных энтузиастов, которые хотят сказать что-то новое. А что взять в Нанта? Кому он нужен? Только людям вроде Жерома Бретодо, который всю свою сознательную жизнь был занят виноторговлей. Добряк, гигант, весельчак. Он пил, обретал вкус. В какой-то момент Жером понял, что может сделать вино сам. В аппеласьоне Мюскаде он переосмыслил сам сорт Мелонь де Бургонь. Стиль его работы на винограднике, низкая урожайность, время сбора позволили создать глубокое, тонкое вино. Жером держит его в бетонных яйцах на тонком осадке, придавая легкий бургундский флёр. 

 

3. Bernard Baudry. Chinon Blanc 2017. Шенен из Шенона. С ярким вау-эффектом: ёлочка, ментол, эвкалипт и отличительный луарский парафин. Шенон — преимущественно красный аппеласьон, но там есть и Шенен блан, всего 5%. Виноградники Бернара располагаются на очень живописном холме. Там глина и известняк, который всегда дает свежесть винам. Производство — до гениального простое: ручной сбор, спонтанная ферментация, 6 месяцев в больших бочках на 5 тыс. литров, выдержка в них же 6 месяцев.

 

4. Domaine des Roches Neuves Clos du Moulin 2016. Шенены Тьери Жермен — это чистый мёд всех мастей: от липового до гречишного, с хорошей свежестью цитруса, с грейпфрутов горчинкой. Тоже красивая ёлочка, эвкалипт, воск, парафин. Его, правда, можно спутать с Бургундией, бочковое обрамление иногда выдаётся. Во рту есть и лимонная свежесть и сковывающая минеральность после. Винодел Тьери Жермен, как мессия, пришел на эти земли. Он родился в Бордо, и от рождения у него характерная для бордоссцев хватка. Тьери умеет продвигать свои вина. Он быстро впитал идеи правильного землепользованию, одним из первых в Самюре перевел виноградники на биодинамику. К удивлению, неповоротливые местные виноделы пошли за ним. Он делает одни из самых минеральных Шененов, которые пьются подобно молодым Шабли. Они готовы очень долго жить и красиво стареть.

 

5. La Taille Aux Loups Clos Michet 2017. Какое очарование, вот уж где медовые соты везде (сбалансированы апельсином). Другой проект Жаки Бло. Кло Мише — отдельный виноградник на самой верхушке холма, там много мела. Когда Жаки 30 лет назад попробовал Шенен отсюда, он быстро понял, что сорт обладает таким же потенциалом для отражения картинки терруара, как и бургундский шардоне. Луара пока пользуется благами глобального изменения климата. Когда Жаки только начинал, достаточно было пригласить 40 сборщиков. Они без спешки неторопливо собирали зрелые ягоды в течение нескольких дней. С 2009 года все процессы, связанные с вызреванием, очень ускорились, Сложно стало контролировать момент сбора — ключевой фактор в создании вина. День ото дня ягоды созревают все быстрее. «Начинают 40 сборщиков, потом еще 40, потом еще 40. Сейчас у нас около 150 сборщиков каждый код, потому что если они где-то задержатся, половина винограда уже может пропасть». — рассказывает винодел. Есть и позитивная сторона: 30 лет назад в принципе было сложно достичь зрелости ягод, а кислотность была высокая. Сегодня отличный виноград и качество вин резко выросло. Шенен тогда и сейчас — два совершенно разных стиля. 

 

6. Nicolas Joly Les Vieux Clos 2016. Жирный жир! Великолепие сочных груш и яблок, гречишный мёд. Какое же чудесное! Ах. Еще один Шенен, еще один характер. Николя Жоли фигура противоречивая. Его называют бунтарем. В 70-х Николя затеял революцию, отголоски которой мы слышим до сих пор. Вообще-то он был подающим надежды то ли юристом, то ли финансистом. Виноградник ему от матушки достался. По совету соседей Николя сначала работал индустриально, вмешивался во все процессы, Словом, делал все то, от чего сейчас винодля стараются уходить. Однажды Жоли читает книгу Штайнера и вдохновляется идеями биодинамики. И воспаряет. Сегодня его фигура окутана неким мистицизмом. Но важно вино. Это один из самых самобытных артезанальных Шененов, «ленивый» Шенен. По словам самого Жоли, делать натуральное вино очень просто: ты выдавил сок, залил в емкость, где он ферментируется. А сам лежишь в гамаке и ждешь, пока природа работает. Вспомните Жаки Бло, у него натуральное всегда «под присмотром».

 

 

Луарский культ. Каберне Франы. 

 

7. Domaine de la Butte Mi-Pente Bourgueil 2017. Нежный перец, паприка, молочный шоколад. Во рту ласкающий, но уверенный танин вишневой косточки. 

Это проект Жаки Бло в аппеласьоне Бургей, 15 гектаров. Семье понравился склон (расположен как Премьер Крю в Бургундии) и почва: много камней, известняка, хороший дренаж. Красные они делают с аккуратным невмешательством: ферментируют и выдерживают в одних больших, почти нейтральных бочках. Всегда собирают большие, очень спелые ягоды. С ними уже ничего не нужно делать, а потенциал у вина с хорошим отличный. Первый винтаж сделали в 2002 году. КабФран очень долго может стареть. Местные говорят, что в погребах можно найти и КабФран столетний! И он в полном порядке. 

 

8. Bernard Baudry La Croix Boissée Chinon Rouge 2015. Красное с яркой минеральностью в носу. Оно как подросток, ещё шероховатое. Поджарое. Здесь и косточки, и бальзам звездочка. Оно долго будет расти, ему еще лет 20 надо дать. Эти виноградники Бернара Бодри расположены на холме. Участок рождает лучшие вина уровня Премьер Крю. Много известняка с глиняной подложкой. Медленная ферментация. Вино 2 года провело в дубе, никакой фильтрации, никакого осветления. 2015 — очень хороший, теплый винтаж. Такие луарские КабФран можно спутать с правобережным бордосским Гран Крю, там процент сорта в купаже постоянно растет.

 

9. Domaine des Roches Neuves La Marginale Saumur-Champigny 2016. Ментолово-клубничное, елочка тоже есть. Вино для сопровождения, с едой. Задел его к долголетию — яркая кислотность, звонкая, как медный колокол. Зато срок жизни — вечность. Топовый КабФран, его выпускают далеко не каждый год. Ибо предельно низкая урожайность, маленькое производство, очень аккуратное использование дуба.

 

10. Domaine Olga Raffault Les Picasses Chinon 1977. Овощи с гудроном. В нем давно нет фруктовой сладости, а есть умами вяленого томата. По-прежнему яркая кислотность, а танин мягкий, обволакивающий. Он, как шерстяной плед, согревает и слегка покалывает на коже. Винодельня Ольги Руффо очень известна в Луаре, у нее старые виноградники. И потрясающие пещеры, где она выдерживает вина по 10-20 лет. Здесь сильная культура выдержки вина. Они с мужем начали делать вино после войны. Случайно там появился беглый немец, который по стечению обстоятельств уже работал на виноградниках. В последствии он стал главным виноделом. Сегодня вином занимается внучка Ольги, Сильвия, и её муж. Луара — очень женственный регион. Она никуда не торопится, прекрасна в юности и красива в преклонном возрасте.

Срочно сохранить
Please reload

АКТУАЛЬНОЕ ЧТИВО

Please reload

ТЕМЫ

Please reload

СМЫСЛЫ

Please reload