© Виктория Дим

Путешественник, журналист, ресторанный критик и фуд-фотограф. 

Сама в шоке от многогранности талантов.  

Помните об авторском праве на фотографии и тексты.

  • Black Facebook Icon
  • Black Instagram Icon

Петербург чилит: главные ресторанные открытия августа 2017

August 31, 2017

Август выдался плодотворным на открытия, впрочем как и другие месяцы. Зато только в последний месяц лета случилось сразу три ярких открытия от опытных команд, которые кормят нас уже не первый год. Банда DUO открыла опоздавший на пару гастролет DUO.Asia, опытные и боевые девушки из Wong Kar Wine реанимировали закрывшийся Black China в обличии Made in China при поддержки команды «Бекицера», а Женя Викентьев поддал перца латиноамериканским Mapuche. Внимание: слово «аутентичность» стоит забыть сразу, объяснения излишни. Где чили самый горячий, дим самы нежные, а лепешки не похожи на лаваш?

 

 

DUO.Asia

Открытия третьего заведения с «азиатским» почему-то видением от команды Дмитрия Блинова и Рената Маликова ждали все, потирая животы. Азия получилась не Средней, не Центральной, не Юго-Восточной, а абсолютно Популистской. В авторском исполнении, конечно же. И вдруг команда, которая всегда шла собственным курсом, влилась в поток «очень модно». Черные интерьеры, бетон, стекло модно? Каллиграфия от Покраса Лампаса модно? Тако модно? Лапша модно? Поке модно? Как уже понятно, получилось идеальное столичное место. Вся Москва будет есть в DUO.Asia, определенно, тартары, мягкопанцирного краба, угря с булгуром и любые блюда с гребешком. Как полагается, максимально быстро, почти на лету меняя тарелки. Производственный цех работает очень слаженно, гости и сами становятся частью процесса: блюдо заказать — выпить бокал — получить — съесть — до свидания. Бесчувственная машина общепита. 

 

 

Made in China

Наконец-то шикарное помещение на Большой Морской, 35 попало в хорошие руки. Made in China получился очень городским без осточертевших «азиатских» клише.  Мерзкобудуарные истории бывшего здесь последние годы Sicaffe прикрылись спокойствием приглушенных цветов и крутыми решениями по свету. Центральную часть первого этажа заняла барная стойка с перекочевавшими из Black China чешуйками, не пропадать же деталям интерьера из-за глупых закрытий. Проект был хороший, поэтому частичные повторения даже радуют.

 

Меню, как говорится, same same but different: во-первых, коктейлей стало меньше. И если раньше каждая позиция была 100% успехом, то сейчас я даже не смогла сделать больше трех глотков Kung Po на байдзю, абсенте, алое, тонике. Именно так. Не смогла это выпить, хотя вроде горит. И затребовала старого-доброго Mr.Wong с кунжутным ромом, который обидно убрали из барной карты, но мы-то помним! Бармен, благо, тоже. Коктейльный пароль: Mr.Wong. Требуйте! А хотите ведро коктейля? Ведра — это для настоящей Азии (серьезно, там подают коктейли в нормальных ведрах с трубочками), а для России — термос! Именно в нем подают коктейли «на компанию», но и одиночкам не надо стесняться.  Открутил аллюминиевый стакан, пьешь с утра, а проходящие приличные люди за окном думают, что чаек. Апероль, кстати, льют из крана. Будьте внимательны при заказе водички «из-под крана». 

 

Название абсолютно честно отражает суть, а главное — моментально защищает от каких-либо претензий на пресловутую аутентичность. Вот, например: «тако у вас — ненастоящие!». «Таки шо вы хотели, Made in China!». Вопрос быстро закрыт. Сойдемся на «авторских» корзиночках с крабовым салатом под соджу. Другое дело, если спросить про Сычуаньский суп — отвечать придется «Made in Russia», потому что дух родного борща в тарелке все же перебивает и наличие соевой спаржи, и умеренную остроту. Зато с отлично приготовленным лососем вашу глотку посадят на копья, и отшлифуют еще разок беспощадным Ахи Поке — тарелкой с рисом, овощами, морепродуктами. 

 

Дим самы по-прежнему делают отличные из тончайшего теста, кладут максимум начинки, подают в теплой бамбуковой корзинке. Количество их в меню обидно сократилось до двух — с креветками и курицей. Оставили фаворитов публики. Шефу теперь есть, где развернуться на кухне, поэтому появились сытные горячие блюда. Настоятельно рекомендую порезанную кусочками утку в соусе хойсин с жареным киноа для ежедневных обедов.

 

 

Mapuche

 

Здесь звезды сошлись, как бывает раз в сезон: прекрасный идейный вдохновитель с чилийскими корнями Ирма Видаль, дерзкий Женя Викентьев (Винный шкаф, Hamlet and Jacks) и талантливый Илья Астафьев (Gin Tonic Bar). Петербургский богемный шик смешали с буйными латиноамериканскими мотивами. Успейте заказать бутылку мескаля, до того как разодетые в цветы официантки начнут танцевать сальсу на барной стойке (я надеюсь, что это когда-нибудь случится).

 

Интерьер с муралом рук Кати Красной вызывает приступ эстетического наслаждения: десятки фактур от латунных подоконников до кусков ободранных обоев на стене органично дополняют друг друга, создавая живописный фон для кактусов и мексиканских кулинарных книг. Нашлось место даже для фортепиано, а волевой гипсовый вождь одобрительно наблюдает за происходящим на кухне: лепешки крутятся, моле мутятся. 

 

Кухня Mapuche далека от латиноамериканской, а в то же время она органично вписалась бы в высокорейтинговые рестораны от Мехико до Лимы. Ведь если взять калейдоскоп и посмотреть на картинку, это будет уже совсем другая картинка. Викентьев всегда делал арт на тарелке, а почва жарких кулинарных традиций подпитала творчество (без мескаля тоже не обошлось) экспрессией и балансом. Многие ингредиенты привозят ограниченными партиями специально для ресторана, поэтому повара жонглируют остротой восьми видов перца. 

 

Добавьте в свой словарь закусок новую пару. Эскабече из скумбрии — разорвавшаяся бомба на тарелке, где длинные кусочки чуть солоноватой жирной рыбы доведены до кремовой невесомости, украшены каплями огуречного соуса и всплесками остроты майонеза из халапеньо. На другой чаше весов — таящие кусочки тирадито из оленя, подмаринованного в кофе и кислой сладостью соуса из манго и утонченно-согревающим послевкусием перца ахи амарилло. 

 

Здесь нет заурядных блюд, зато есть однозначные фавориты. За тако я возвращалась уже трижды! Лепешки по-старинке делают вручную, а обжаривают на свином жире, создавая идеально удобную текстуру для поедания их исключительно руками, как и полагается, свернув вдвое. Волокна свинины распадаются с ананасом и собираются нежностью рикотты, утка запутывается в тонких полосках цуккини со сладостью мягкого банана, а поджаристые кусочки цыпленка (диос мио!) хрустят в компании чили и арахиса. 

 

 

Поджаристая треска без лишних украшательств купается в фееричном солено-морском черном соусе из сливок и водорослей, а нитей лука-порея конфи играют со сладкой клубникой. Слияние разных полюсов ощущений оставляет абсолютно опустошительное «вау». Артреску хоть в музей вешай, но ради вкуса стоит разбить композицию. 

 

В завершении хочется вспомнить слова классика: «Жизнь в трезвом положении куда нехороша!». И это Некрасов опоздал на убийственные коктейли Ильи Астафьева.

Срочно сохранить
Please reload

АКТУАЛЬНОЕ ЧТИВО

Please reload

ТЕМЫ

Please reload

СМЫСЛЫ

Please reload