© Виктория Дим

Путешественник, журналист, ресторанный критик и фуд-фотограф. 

Сама в шоке от многогранности талантов.  

Помните об авторском праве на фотографии и тексты.

  • Black Facebook Icon
  • Black Instagram Icon

Мауро Колагреко и Игорь Гришечкин в «Кококо». Богу звезды не нужны.

August 23, 2017

На этой неделе прямиком с Лазурного Побережья Франции в «Кококо» прилетел аргентинец с итальянскими корнями — Мауро Колагреко. Его ресторан Mirazur с двумя звездами Мишлен и завидным постоянством в рейтинге World’s 50 Best Restaurants (с 2008 года!) находится в идиллической местности среди высоких пальм Средиземноморья. В общепите сейчас главное что? Правильно, философия! Мауро вдохновляется морем и горами, овощами и фруктами из своего сада. Как Игорь Гришечкин вдохновляется травами из своего леса. 2 шефа, 13 курсов, один — Бог, у другого — звезды. Смотрим, чем кормили небожители! 

 

 

Тарелки закусок от шефов покрывали весь стол, но появление корзиночек «Семена и цветы» от Игоря Гришечкина стало подобно первым росткам живого после ядерной зимы: хрупкие корзинки из льна и подсолнечника, наполненные радугой трав, съедобных цветов, тончайщими слайсами завязи огурцов. Скупая слеза #СчастьяГастросноба упала в бокал освежающей игристой франчакорта Ca’del Bosco Brut (это как шампанское, только из Италии. Нет, не просекко). Я забыла даже об эпично окропившей камеру фуа-гре из эклера «Буржуй»!

 

 

Хлеб со стихами вынесли позже. На стуле Мауро их не зачитывал, но поэтика хлеба с кардамоном, умасленного оливковым с кислотой и горечью цедры лимона заполнила ресторан умиротворяющей теплотой. 

 

 

В обход всех санкций аргентинец привез с собой десятки килограммов цуккини и патиссонов, рыбы и морепродуктов, чтобы показать свои фирменные блюда. Например, свеклу с черной икрой, отмеченной особо в том же World’s 50 Best Restaurants. Для нее хоть ничего привозить не потребовалось. Русская свекла сладостью и насыщенность побила французскую, она убила даже черную икру, придав блюду скорее десертный характер. Так что о предполагаемом наличии морепродуктов напомнил только французский Muscadet sur Granit Les Betes Curieuses 2014. Полирующее-хрустящий, он требовал устриц. И их-таки принесли! 

 

 

Люди мы простые, посему единогласно променяли бы любых заморских гадов на томаты в бульоне из печеных перцев да творог с цветками укропа. 

 

Российские и французские вкусы переросли из категории «вместе» в категорию «вместо». 

Интрига нарастала к основному курсу: бог без звезд, звезды без бога, тюрбо или диафрагма?

 

 

Элегантная тюрбо под легкой копчёной пеной и освежающей кислинкой щавеля, спокойствием пюре из сельдерея да с бокалом бочкового шардоне Macon-Villages Joseph Drouhin 2015 —  классически идеально. А потом —  экспрессия, фейерверки, огни — бомба взорвалась «Разфаршированным перцем» Гришечкина!

 

 

Маринованный с чесноком и тимьяном и обожженный перец скрывает снаряд из диафрагмы на гриле, искрится воздушным рисом, заливается соусом белым из копченой сметаны и зеленым — из петрушки. С бокалом экстремально скотинистого испанского биодинамического TN Partida Creus они вгоняют в жар и стирают воспоминания обо всех рыбных нежностях. 

 

 

Сладкие мирные акты подписали огуречным сорбетом с укропной меренгой от самипонимаетекого и апельсиновым с миндальной пеной, украшенной шафрановой карамелькой Мауро. 

Срочно сохранить
Please reload

АКТУАЛЬНОЕ ЧТИВО

Please reload

ТЕМЫ

Please reload

СМЫСЛЫ

Please reload