© Виктория Дим

Путешественник, журналист, ресторанный критик и фуд-фотограф. 

Сама в шоке от многогранности талантов.  

Помните об авторском праве на фотографии и тексты.

  • Black Facebook Icon
  • Black Instagram Icon

Pop Up в BoBo: ужин Козина Шивана (Kozeen Shiwan)

November 10, 2018

Мантия вместо мундира: как турок из Финляндии готовил русскую картошку.

 

Kozeen Shiwan — эксцентричный повар из Хельсинки, который успел поработать в Ask и прославиться pop up ужинами под рэпчик. Особенно яро обсуждали его перфоманс в Музее Дизайна, где критики собрались от искусства. Своего ресторана у Козина пока нет, но поговаривают, что скоро будет. 

 

Pop up (звучит лучше, чем «гастроли» пятого состава Ласкового мая) в BoBo он готовил в четыре руки, то есть в шесть — брат Артёма, Алексей Гребенщиков, в ресторане отвечает за высококлассные десерты. 

1/2

 

На кухне Козин оказался рано. Его семье пришлось бежать из Турции, когда на отца, журналиста, началось давление со стороны правительства. Приехав в Финляндию, курдская семья открыла не шиш-кебаб, а пиццерию. Так что со скоростью отдачи у Козина полный порядок.

 

Целую ночь накануне он занимался в кружке ДПИ: разрисовывал блестками бабочек-печенек, окрасивших языки присутствующих в синий цвет. Солёный грибной соус оседал на хрустящих крылышках и органично дополнял пенную каву. 

1/3

Балансирующей, успокаивающей «сигарой» стал королевский краб с тархуном в слайсе кольраби от Артема. Весьма предусмотрительно шеф вморозил панцири в лёд, ведь попытки их вытащить действительно имели место. 

 

 

Отдельно стоит упомянуть названия «Море и душа томата», «Без сердца», «Королевский картофель», «Кокосовые корни». Тарелка, масло, 2018. 

 

«Без сердца» оставили куриц. Мелкие сердца накололи на шпажки с корнеплодами. Уже на тарелках заливали их копченым говяжьим соусом. Были ли полусырые сердечки частью перфоманса или досадным недоразумением, мы так и не поняли. 

 

Чёрные мазки на кителе Козина, который сам делает дизайн одежды, повторяли узор «мантии» его фирменного блюда — «Королевского картофеля». Целый корнеплод запекали в суперсоленом тесте. Подали же с 3 видами икры и соусом из печени трески, да и копчёное масло оказалось весьма кстати. Максимально по-русски, по-нашему, поэтому и вкусно. 

 

Внезапно на стол принесли кости. Причём приклеенные к тарелке (да, ее тоже пытались оторвать). А зал наполнился...сладковатым ароматом томленого мяса — это баранина от Артема на сумасшедшем пюре из моркови со специями. Открытая кухня позволяла наблюдать процесс его приготовления: повар взбивал пюре венчиком практически до муссового состояния. Причём вручную! Пыхтел, краснел, но продолжал двигать рукой со скоростью блендера. И тут ты понимаешь, что помимо морковки в пюре вложен колоссальный физический труд и эмоциональная устойчивость. Кость, кстати, предполагалось смачно высосать после поглощения блюда. Гости в экстазе. 

1/2

 

 

А ведь впереди был ещё десерт от Алексея Гребенщикова. Финал ужина, который хорош всем: своим тихим хрустом и обволакивающей нежностью, изящной сладостью кокоса и свежестью микромяты, яркостью свёклы и малины. Десерт выглядит шикарно, а на вкус ещё лучше. 

 

После такого цветок календулы (не съедобный, но мы попробовали) с мармеладом и ароматом сельдерея стал уже прощальной шалостью Козина. 

 

 

 

Срочно сохранить
Please reload

АКТУАЛЬНОЕ ЧТИВО

Please reload

ТЕМЫ

Please reload

СМЫСЛЫ

Please reload